Ученые предлагают восстановить уникальные научные станции на Колыме

0
6

Ученые предлагают восстановить уникальные научные станции на Колыме

За последние десятилетия на Колыме температура воздуха в среднем по региону повысилась на 2,3 градуса. Изменился режим осадков и водный баланс территории. Это повышает риски катастрофических наводнений, которые происходят в регионе практически каждый год. — И вся эта огромная территория почти не охвачена наблюдениями. За последние 30 лет произошло катастрофическое сокращение гидрометеорологической сети, — сетует ведущий научный сотрудник Института мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН, кандидат технических наук Ольга Макарьева. — На всю Магаданскую область осталось три-четыре станции, которые ведут наблюдения за температурой почвы. Глубоких скважин для контроля многолетнемерзлых грунтов практически нет.

В советское время в области действовало два уникальных научных стационара — Колымская водно-балансовая станция и стационар Анмангындинской наледи. Первая, открытая в 1948 году, была старейшим в мире пунктом по изучению мерзлоты и гидрологических процессов. В 1997-м ее закрыли, и там остались только метеостанция и гидрологический пост.

Исследования Анмангындинской наледи проводились в 1960-1990-х годах. Площадь природного объекта — до шести квадратных километров, его видно из космоса. Всего на северо-востоке формируется до семи тысяч гигантских ледяных полей. Чаще всего до них невозможно добраться. Но Анмангындинская наледь, расположенная вдоль Тенькинской трассы в 30 километрах от поселка Усть-Омчуг, дает возможность исследовать, как взаимодействуют мерзлота, речной сток, подземные воды.

Климат меняется, но мониторинг и специальные исследования не проводятся, поэтому объективно оценить происходящие природные трансформации невозможно

— На научных стационарах было накоплено большое количество данных о природных процессах, характерных в период "устойчивого климата", до начала климатических изменений, — указывает Ольга Макарьева. — А сейчас, когда климат меняется, мониторинг и специальные исследования не проводятся, поэтому объективно оценить происходящие трансформации невозможно.

Год назад в Магадан из Санкт-Петербурга переехала команда из четырех человек. Молодые гидрологи — выпускники Санкт-Петербургского государственного университета. На средства грантов Русского географического общества и Российского фонда фундаментальных исследований ученые изучают процессы водообмена в криолитозоне Магаданской области.

— На эти деньги потихоньку — в течение нескольких лет — мы можем закупить большинство приборов, логгеры, метеостанции. Можем привлечь сюда студентов и аспирантов ведущих университетов, которые будут работать на время зимних и летних практик, получая профессиональный опыт, оплатить им дорогу и проживание. Но нам не справиться без капитального строительства. Например, на гидрологических постах нужны мосты. Чтобы их построить, требуется пробурить скважины, установить сваи. Никаких грантов на это не хватит. То же самое с обеспечением жильем на стационарах в удаленной местности. Теплые балки стоят порядка трех миллионов рублей, а это два наших гранта РГО, — говорит Ольга Макарьева. — Нам нужно содействие и федеральных, и региональных властей, которые бы обеспечили ученым базовую инфраструктуру.

Специалисты полагают, что начинать следует с восстановления советской сети научных стационаров и постов наблюдения для изучения многолетней мерзлоты и гидрологического режима рек в условиях изменения климата. Ученые также предлагают правительству Магаданской области разработать план региональной сети мониторинга состояния вечной мерзлоты.

Комментарий

Михаил Железняк, директор Института мерзлотоведения СО РАН:

— Холодный климат, наличие вечной мерзлоты — это особенность северных территорий. Мерзлота — основание наших инженерных сооружений и серьезная составляющая природной среды. Если не знать ее особенностей, параметров, свойств, динамики, реакции на изменение климата и техногенез, освоение территорий становится трудной и экономически дорогой затеей. Не нужно бороться с мерзлотой, ее нужно использовать как ресурс, свойство среды и разрабатывать проектные решения и подходы с учетом ее динамичности.

Без науки, подготовленных специалистов-инженеров, жителей, имеющих представление об особенностях северных регионов, освоение Арктики и Субарктики — маловероятная задача. Нужно сначала изучать, экспериментировать, а потом использовать эти наработки. У меня нет сомнения, что в России должен быть академический институт, занимающийся проблемами мерзлоты.