В Ростове мама младенца умерла при родах, но бабушке его не отдают

0
7

В Ростове мама младенца умерла при родах, но бабушке его не отдают

Яша появился на свет 14 октября в 22.25. А через 32 минуты его молодой и здоровой мамы не стало. Потом ее родным скажут: произошла эмболия околоплодными водами, один случай на 40 тысяч. И именно он выпал на долю 23-летней Даши. У потерявшей дочь Марины Акифьевой глаза не просыхают от слез. Она не только лишилась дочери, но и переживает, что может не увидеть внука. Из-за бюрократических проволочек младенца из роддома ей не отдают.

В Ростове мама младенца умерла при родах, но бабушке его не отдают

Даша была здоровой и сильной. Она с нетерпением ждала первенца и вопреки всем плохим приметам заранее с любовью покупала вещи для еще не родившегося сына. И имя ему придумала — Яша, Яков… Так случилось, что отец ребенка отказался от него практически сразу, как только узнал, что он будет. Так что из самых близких у Яши есть только бабушка.

— Последние несколько лет дочь жила и работала в Ростове. Но мы, разумеется, всегда были на связи. Дочка чувствовала себя прекрасно всю беременность. По УЗИ говорили: богатырь будет. Он и родился 4200 граммов. Предупреждали, что скорее всего придется делать кесарево. Так и случилось. Даша на "скорой" приехала в роддом № 5, мы были на связи до самой операции. Последние сообщения — готовят к наркозу. А когда раздался звонок в полвторого ночи, у меня земля ушла из-под ног. Мне сообщили, что Даши больше нет, — вспоминает Марина.

Согласно справке о смерти, у роженицы произошла эмболия околоплодными водами. Проще говоря, амниотическая жидкость, в окружении которой находится в утробе ребенок, попала в кровоток матери с развитием угрожающей жизни ситуации и внезапной остановкой сердца. Насколько правильны были реанимационные действия медперсонала в тот момент, еще предстоит установить после проверки минздрава и страховой компании. Надеемся, что такая проверка будет проведена объективно.

— Когда мы забирали тело Даши, в роддоме сказали, что за внуком лучше приехать после похорон. А когда через день я позвонила, что мы выезжаем, услышала в ответ: ребенка мы вам не отдадим, не имеем права. Нужно разрешение.

В органах опеки Песчанокопского района Ростовской области новоиспеченную бабушку ошарашили: чтобы взять сироту под опеку, необходимо предоставить справку формы 2-НДФЛ о доходах. Мол, нет дохода — нет разговора! Правила есть правила. Также жилищные условия должны соответствовать определенным требованиям. А еще нужно пройти медкомиссию и получить заключение ряда врачей, в том числе психиатра.

"Ну и вообще обращаться вам нужно не к нам, а по месту рождения ребенка", — напоследок порекомендовали специалисты.

— Я вновь и вновь звонила в роддом. Мне сказали, что малыша уже перевели в Дом ребенка. Очень переживаю, чтобы внука как сироту не отдали на усыновление. Ведь когда я связалась с опекой Железнодорожного района Ростова, на территории которого находится роддом, они впервые услышали о нашей трагедии и о том, что есть такой ребенок, от меня.

Не зная, что делать, Марина металась из одной инстанции в другую. Кто-то из знакомых посоветовал обратиться к юристам. В юридической конторе убитую горем женщину буквально взяли в оборот. Пообещали: "Все решим!", вынудили заключить сомнительный договор и оплатить их услуги — 36 тысяч рублей. Деньги взяли — и пропали.

Марине 45 лет. Официально она не работает, живет в селе и обеспечивает себя и трех несовершеннолетних детей сама: у нее подсобное хозяйство, куры, утки, коза, сад, огород. Домик небольшой, квадратов на 45 всего. Куплен за материнский капитал. Внутри чисто и уютно.

— Я никогда не думала, что доход подтверждать придется. Небольшие излишки своей продукции я продаю. А еще за соседским дедушкой ухаживаю. Если просят, могу огород вскопать или деревья обрезать. Но сейчас, как только узнала, что нужны какие-то доказательства, сразу оформилась в качестве самозанятой. Два платежа мне уже пришло — на 500 и 1000 рублей.

В детской уже ремонт завершен, обои переклеены. Яшу ждут и новая кроватка, и игрушки, и вещи.

— А главное — мы его с детьми очень-очень ждем, — вздыхает женщина, поправляя стопку отутюженных пеленок и показывая мне в телефоне фото щекастого запеленутого карапуза. Вопреки правилам ей прислали снимок из роддома. Младенец очень похож на свою маму, которую он никогда не увидит.

В аппарате уполномоченного по правам ребенка Ростовской области уже в курсе ситуации с маленьким Яшей. Детский омбудсмен Ирина Черкасова держит ее на контроле. Марину Акифьеву успокоили: в ближайшее время малыша на усыновление не передадут. В таких случаях всегда закон на стороне родственников. Ну а пока бабушке необходимо получить заключение и разрешение органов опеки на установление опекунства над сиротой.

— Мне советовали не торопиться. Сообщили, что шесть месяцев на это есть. Но я хочу забрать ребенка домой как можно быстрее. Уверена, для малыша так лучше. Я потеряла дочку, пожалуйста, помогите мне не потерять внука, — переживает Марина Акифьева.

Что касается истории с нажившимися на ее горе юристами, женщина планирует постараться расторгнуть с ними договор. Правда, непонятно, вернут ли ей деньги. А они для семьи с младенцем совсем не лишние.

Тем временем прокуратурой Ростовской области организована проверка соблюдения требований законодательства о защите прав детей, в рамках которой будет дана оценка действиям (бездействию) органов опеки и попечительства в данном случае. Как уточнили в ведомстве, по окончании проверочных мероприятий при наличии оснований будут приняты меры прокурорского реагирования.

"РГ" держит ситуацию на контроле. Мы проследим, чтобы передача сироты в семью бабушки прошла в соответствии с законом и в самое ближайшее время.