Саранская участница телешоу «Маленькие» рассказала о борьбе со стереотипами

0
8

Саранская участница телешоу "Маленькие" рассказала о борьбе со стереотипами

Психолог из Саранска Анастасия Свербихина стала участницей реалити-шоу «Маленькие» на телеканале «Ю». Передача рассказывает о жизни людей с аномально низким ростом, чтобы зрители могли посмотреть на привычный мир их глазами. Девушка поделилась с «РГ» своими секретами выживания и опытом борьбы со стереотипами.

Саранская участница телешоу "Маленькие" рассказала о борьбе со стереотипами

В школу — за десять километров

Кукольная внешность, полудетский голос и… железный характер. Раньше про таких говорили: "Ей бы полком командовать". Редкое врожденное заболевание ахондроплазия (нарушение процесса роста костей. — Прим. ред.) с детства научило Настю стойко терпеть боль и идти к своей цели, не замечая преград.

— В нашей семье все — мама, папа, младшая сестра — обычного роста. Кроме меня, — рассказывает девушка. — Мое детство прошло в селе Николаевка Дубенского района. Считаю, что мне повезло: в деревне, где все друг друга знают, сталкиваться с негативом по отношению к себе по большому счету не пришлось. Друзья моих родителей были представителями сельской интеллигенции, им в голову не приходило сказать своим детям, чтобы те не дружили со мной. А, например, актер Питер Динклэйдж — исполнитель роли карлика Тириона в телесаге "Игра престолов" — узнал о своем диагнозе в пять лет. Он вспоминал в интервью, как уже в этом возрасте на него показывали пальцем на улицах, унижали, оскорбляли. Ведь в городской среде каждому не объяснишь, до всех не достучишься. То, с чем сталкивалась я в своем деревенском детстве, — обычные школьные дразнилки, как у всех: кто-то очкарик, кто-то в веснушках, кто-то толстый… Но мои родители уже тогда сумели донести до меня, что все люди разные — и это нормально. У нас в Николаевке была школа-девятилетка, и в старших классах мне пришлось учиться в соседнем селе — за десять километров. Каждый день дорога на занятия занимала два часа пешком. Со мной ходили еще несколько ребят. Когда было тепло, ездили на велосипедах, а в дождь и мороз порой удавалось поймать попутку. Одноклассники понимали, что мне этот путь преодолевать труднее, чем им. Если останавливалась машина, где было всего одно свободное место, туда сажали меня.

Через боль — к мечте

Первую операцию по хирургическому удлинению костей маленькая Настя перенесла в десять лет. Тогда родители впервые отправились с дочкой в Национальный центр детской травматологии и ортопедии им. Турнера под Санкт-Петербургом. Это был единственный шанс отвоевать у болезни хотя бы несколько сантиметров роста.

— Операции и лечение заняли шесть лет. На одну операцию уходил в общей сложности год. Осенью ставился аппарат Илизарова, процесс удлинения кости шел месяца два-три. Следующий этап — закрепление: накладывали лангету или гипс, это уже не столь болезненно, — делится Анастасия. — Понятно, что норму все равно не догонишь, но "вытянуть" меня удалось на целых 30 сантиметров. Поэтому, когда я снималась в реалити-шоу этим летом, среди людей с таким же диагнозом я оказалась самой высокой, потому что им в детстве подобные операции не делали. Сейчас мой рост — 145 сантиметров. Знаю, что сейчас такие аппараты ставят сразу на обе голени или на оба плеча. Говорят, что так быстрее, но я и представить себе не могу, какая это боль…

Даже это тяжелое время она вспоминает с теплотой. Маленькие пациенты занимались в школе при больнице, а в свободное время вместе с родителями посещали знаменитые царскосельские парки и музеи. Именно тогда Настя навсегда влюбилась в Санкт-Петербург. Он стал для нее местом силы. Виды этого города и сейчас украшают ее маленькую комнату в общежитии.

Профессию психолога выбрала сама: главную роль здесь сыграли моя открытость, общительность и желание помогать людям

— Когда я, став студенткой, переехала в Саранск, поначалу сравнивала его с Северной столицей. Помню, возмущалась в местных маршрутках, почему водители останавливаются лишь на остановках, а не там, где захочешь, как в Питере: это же такси! — смеется девушка. — Профессию психолога выбрала сама: главную роль здесь сыграли моя открытость, общительность и желание помогать людям. Уже во время учебы я узнала, что благодаря полученным навыкам можно помочь и себе…

Университет Настя окончила с красным дипломом, поступила в аспирантуру. Но устроиться на работу по специальности не получалось — мешали предрассудки и стереотипы.

— Мне в лицо говорили: "Да куда вы — с вашей внешностью, с вашей инвалидностью". Такое отношение было даже в госучреждениях, — вспоминает собеседница. — Скажу как психолог: когда человек что-то не принимает, презирает — это его внутренние комплексы. Если он не уверен в себе, то будет транслировать это на других. Чтобы удержаться на плаву, я преподавала, проводила экскурсии. А спустя годы поняла, что благодарна тем людям, которые мне отказывали. Это заставило меня пойти своим путем — начать работать на себя.

"Неудачи? Не помню…"

Сейчас Анастасия Свербихина — известный в городе психолог. Проводит частные консультации, тренинги, а еще работает волонтером в организации "Много дети", которая объединяет многодетные семьи, матерей-одиночек и родителей детей-инвалидов.

— Первый мой клиент? Конечно, помню! Мы друг друга боялись, — хохочет она. — А вообще психолога я сначала "включила" со своими близкими, а потом уже заработало "сарафанное радио". В работе проблем из-за стереотипов не было. Человек заходит на сайт, видит мое фото, наводит обо мне справки по общим знакомым. После этого его уже не смущает моя внешность. Хотя мои методы некоторые считают жесткими. К примеру, человек наделал кучу ошибок и хочет, чтобы психолог все разрулил безболезненно. Но так не бывает! Порой у меня плачут даже двухметровые богатыри. Помню, один знакомый попросил о консультации. А потом говорит: "Насть, ты любого мужика сломаешь" — "Но мы с тобой нашли решение?" — "Да!". Счастлива, когда удается помочь человеку разобраться в себе, спасти от суицидных мыслей, решить проблему взаимоотношений. Помню, в Питере мы с подругой пошли гулять на Марсово поле. К нам подошел мужчина: "Здравствуйте, Настя! Помните меня? А мы с женой у вас на приеме были. Тогда мы еще только встречались, отношения терпели крах… А потом пришли к вам — и все закончилось свадьбой!" Им хватило одной консультации. Хотя, помнится, я с ними тоже жесткой была.

То, что ей с первого захода удалось попасть в свою профессию, Настя считает самой большой победой в жизни. Главной же проблемой остаются пресловутые стереотипы — это барьер, который ей приходится преодолевать постоянно. Девушка мечтает о собственном центре психологической помощи. А на вопрос о неудачах растерянно хлопает длинными ресницами, а потом признается: "Не помню. Я так давно научилась не обращать на них внимания…".

— Вообще-то я, наверное, неправильный психолог: не люблю, когда люди ко мне долго ходят, — улыбается Анастасия. — Хотя есть мнение, что представители нашей профессии стараются сделать так, чтобы клиент ходил к ним потом всю жизнь… А для меня это показатель моей неэффективности — значит, человек не научился без меня жить, справляться с трудностями. Считаю, что 4-5 консультаций — это оптимально. Потом — сами!

О съемках в телешоу

С предложением поучаствовать в реалити-шоу "Маленькие" ко мне обратились с телевидения — написали в мой Инстаграм. На общих съемках в Москве я впервые увидела по-настоящему маленьких людей — ростом чуть более метра. Таким очень сложно обходиться без помощи даже в собственной квартире — открыть окно, пользоваться ванной, дотянуться до выключателя.

После телешоу меня стали узнавать на улицах. Первый такой случай произошел в Эстонии. Мы с подругой были там, когда передача вышла на экраны. Помню, решили в полночь сходить в супермаркет. Продавщица, увидев меня, была в шоке: "Это вы?!" А потом попросила сфотографироваться вместе.

В Саранске люди реагируют более спокойно. Поэтому звездой себя не ощущаю.