Оксана Гарнаева воспитывает двадцать двух детей, помогает и чужим

0
13

Оксана Гарнаева воспитывает двадцать двух детей, помогает и чужим

Семен из Владивостока мечтает научиться ходить. Он перенес 4 операции, но надежда осталась. А вот у Саши из Петровска-Забайкальского мало надежд, но он не отчаивается. Карина сегодня пойдет во второй класс. У нее было такое заболевание печени, что она не протянула бы и до пяти лет.

Оксана Гарнаева воспитывает двадцать двух детей, помогает и чужим

Это малая часть постояльцев "Дома милосердия" Фонда "Русская береза" имени заслуженного летчика-испытателя, Героя Советского Союза Юрия Гарнаева. Фондом заведует его внучка Оксана.

Кирпичная многоэтажка на окраине подмосковного Жуковского. Неприметная вывеска над подъездом "Русская береза". Меня встречают и ведут по лестнице, на каждом марше которой уставлены инвалидные коляски. Немного жутковато. Меня провели в гостиную, она же игровая. Всюду дети необычной судьбы. Оксана Гарнаева — высокая красивая женщина с благородной сединой и немного усталыми глазами. На руках малюсенький йоркширский терьер Тяпа. Она тоже инвалид — задние ножки отказали от старости. Забегая вперед, скажу, что у кошки Коши не хватает глаза и той-терьер Зюз Великолепный совершенно не видит и поэтому не двигается. Его носят на руках, как буквально носят постояльцев этого славного дома.

Ровно 16 лет назад Оксана при поддержке своей мамы открыла фонд "Русская береза".

— Мы так его назвали, потому что Юрий Гарнаев из всех деревьев обожал именно березы. Их тут растет предостаточно.

Но рухнул Юрий Гарнаев на своем Ми-6 при тушении пожаров на юге Франции вовсе не в березняк. Там были пальмы. Погибли и наши летчики и французские специалисты.

Похоронили героя на Новодевичьем кладбище. 6 августа — день памяти. Но лучшая память о нем это фонд "Русская береза".

— Поначалу наша цель была спасти неблагополучные семьи от распада, — продолжает Оксана. — Потом мы стали помогать православным храмам, детским домам, больницам и даже тюрьмам. А последний проект "Дом милосердия" собирает детей, нуждающихся в сложных операциях, из 72 регионов России. Они здесь живут в ожидании своей очереди.

Сергей из ПНИ (психоневрологический интернат) живет у Оксаны уже год. 16 лет назад она его крестила. Брала из интерната каждый год на каникулы. Но тут, на счастье Сергея, случилась пандемия, и он задержался.

А Сергею уже 45 лет. Доброе лицо. Внятная речь. Не скажешь, что у него диагноз.

— В следующем году мне обещали свою квартиру в Москве! — не без гордости сообщает мне Сергей.

— А дадут ли? — вопросительно гляжу на Оксану.

— Мы проследим. Дадут, — без тени сомнения говорит эта сильная женщина.

— Приглашаю вас на новоселье! — продолжает Сергей. — Устроюсь дворником или в магазин грузчиком. Мне не привыкать.

В 90-х он познал все ужасы ПНИ. Телевидение было для него спасением. Нет, не телевизор. Его и в помине не было. Просто когда приезжали съемочные группы, то им меняли простыни и одевали в новые пижамы.

— Тогда я чувствовал себя человеком, — говорит Сергей. — А потом приходила кастелянша и отбирала пижамы и простыни. Зато сейчас нас возили и в Питер, и в Пятигорск на экскурсии. Такого больше нет, но я хочу свою жизнь. Но обещаю, что буду приезжать к ребятам на помощь.

Оксана Гарнаева воспитывает двадцать двух детей, помогает и чужим

Маленький Федя только-только усыновлен Оксаной. У него после детского дома легкий шок. Неужели можно жить вот так? Фото: Юрий Снегирев

Одну из воспитанниц Оксаны органы опеки поместили в провинциальный хоспис к умирающим старикам. Сколько сил ей пришлось потратить, чтобы выручить ее оттуда.

— Она же умрет там! — кричала на чиновниц Оксана.

— Да, но не в нашей области, — отвечали ей женщины, у которых наверняка были свои дети.

Теперь эта девочка удочерена Оксаной и хорошо себя чувствует.

Открою тайну, о которой Оксана не любит распространяться. У нее 22 сына и дочки! Старшая недавно родила сына. Теперь Оксана еще и бабушка.

Сижу на диване и снимаю, как подопечные Оксаны играют с Тяпой. Кто-то предложил приделать к ней колесики, чтобы она могла бегать. И тут чувствую, что меня кто-то сзади обнимает. Оглянулся — Витасик. У него тяжелая болезнь. Ей-богу, у меня глаза повлажнели. Как мало надо маленькому подранку, у которого никогда не было папы, чтобы он почувствовал себя счастливым хоть на миг. И как много надо любви и самопожертвования, чтобы он оставался таким же счастливым!

Раньше в соседнем крыле у фонда был склад. Памперсы, лекарства, коляски… Самый большой благотворительный склад в Московской области. Отсюда транспортными компаниями помощь доставлялась в регионы.

Но управляющая компания многоэтажки задрала цены, и склад пришлось закрыть. Помещение сдали по коммерческим ценам. Сотни нуждающихся детей остались без помощи. Рынок безжалостен!

Теперь о грустном. Сам фонд "Русская береза" на грани закрытия. Арендодатели требуют срочного погашения долга. Это 600 тысяч рублей плюс коммуналка за лето. Неподъемная сумма.

— Вот завтра придут представители арендодателя и попросят нас отсюда. И куда мне девать этих больных детей, — грустно говорит Оксана. — Не на улицу же? Наш фонд существует исключительно на пожертвования. А пандемия и экономическая ситуация убивают его. Ну где найти спонсоров? Может, вы поможете. Тогда и Семену сделают пятую операцию и он будет ходить. Я верю! Да и остальные тут живут не от хорошей жизни. У кого нет дома, у кого крыша провалилась, и администрация не спешит предоставлять новое жилье. Я просто не знаю, как быть…

А быть надо просто. Быть надо человеком. Помогать тем, кто помогает другим. Если уж сам не можешь усыновить ребенка-инвалида. Кстати, за последний год 15 малышей ушли в семьи. Это ведь показатель!

Посему призываю всех людей доброго сердца: помогите! Реквизиты на сайте фонда www.rusbereza.ru. Я и сам перечисляю гонорар за этот материал в фонд. Хотя от войн и всякого криминала мое сердце очерствело. Но в "Русской березе" я почувствовал себя счастливым. Оттого, что есть такие люди, как Оксана Гарнаева, внучка Героя Советского Союза, который, как и она, отдал свою жизнь за спасение людей.