Можно ли заставить подростка полюбить читать книги

0
9

Можно ли заставить подростка полюбить читать книги

«Они ничего не читают, и не вылезают из гаджетов». Этот стереотип прочно засел в сознании родителей, им кажется, еще чуть-чуть и наступит полный упадок, катастрофа. Для подростков «армагеддон» в другом, в менторской формуле: «А ну-ка дай сюда телефон, и иди читать книжки». Но правда ли, что дети не читают? А если это так, то можно ли переиграть гаджеты и увлечь подростков книгами? Об этом — интервью "РГ" с советским и российским литературоведом, доктором филологии Леонидом Быковым.

Леонид Петрович, наверняка и вам приходилось слышать классическую фразу: "не могу своего заставить читать". Но ведь так можно навсегда отбить всякое желание брать в руки книгу …

Леонид Быков: Очень хороший французский литературовед и популяризатор чтения Дерек сказал: "Вместе с правом читать у подростков должно быть ровно такое же право — не читать". И уважать его нужно не меньше. Худшее, что можно придумать, это заставлять любить книги. Заставить что-то или кого-то любить невозможно в принципе, — ни мужчину, ни женщину, ни Родину, ни книги. Эта любовь может только прийти.

Да и не соглашусь, что не читают. Я бы сказал, читают иное и иначе, чем лет 30-40 назад, но все же. Читают много по интересам, книги по естественнонаучным направлениям, документалистику и так далее. Если говорить о художественной литературе, то, безусловно, сменился круг авторов. Что совершенно естественно и нормально. Время-то другое. У сегодняшних молодых сама палитра интересов куда шире, чем, скажем, во времена мои и моих сверстников. Они могут путешествовать, ходить на концерты, смотреть редкие фильмы. Они знают то, чего не могли знать мы. И упрекать кого-то в том, что он мало читает, это все равно, что меня кто-то упрекнул бы в том, что я редко хожу на балет или в консерваторию. "Что это вы, Леонид Петрович, все с книгами, да с книгами, а на последних премьерах не были".

И все-таки молодым сегодня не могут простить того, что они не знают авторов, которые для многих были кумирами еще вчера. "Да они Высоцкого не знают! Они Мандельштама не читали!", — с ужасом воскликнул один культуролог буквально на днях, когда зашел разговор о книгах и новом поколении.

Леонид Быков: Понимаете, мы жили в книжное, литературное время. Недавно встретилась очень точная, на мой взгляд, цитата: "это было время, когда поэзия Окуджавы, Ахмадуллиной, Евтушенко сыграла не менее взрывную, в хорошем смысле роль, чем феномен Beatles в Европе".

Многие читают книги два раза: сначала в школе, когда надо сдавать экзамены, а потом во взрослой жизни открывают их для себя заново

Я закончил школу в 1965 году в одном из уральских райцентров. И у нас в классе читали почти все, и не только книги, но и журналы — "Новый мир", "Юность". Потом мы вместе бурно обсуждали прочитанное. Но тогда было другое время, другие технологии. И стыдно было признаться, что ты не знаешь Астафьева, Гранина, Айтматова, Распутина, а сегодня "пришли иные времена, взошли иные имена" и странно ждать таких же проявлений от молодых людей. Они не стыдятся признаться, что не знают кого-то из писателей, считающегося знаменитым. "Да, я не знаю, кто это. А ты смотрел фильм вот этого артхаусного режиссера? Слушал эту культовую группу? Нет, а почему я должен знать "твоего писателя"?" Не нужно драматизировать, не обязательно знать всех.

Мы в советское время могли назвать всех поименно только потому, что вынужденно был ограничен круг наших интересов. Да и круг самих имен в силу идеологических причин был крайне узок. Мы знали только тех, кого нам дозволено было знать. И конечно, такие яркие имена как Высоцкий вызывали культурный шок. Но не нужно обижаться на сегодняшних молодых, Высоцкого можно понимать в контексте той эпохи, в которой он и мы жили. Скажите, кто сегодня поймет фразу: "В универмаге сапоги выбросили"? Да, ее уже нужно переводить с советского. Нуждается в комментариях и почти все творчество Высоцкого.

Леонид Петрович, а как сделать так, чтобы подросток все-таки оторвался от гаджета и начал читать?

Леонид Быков: Понимаете, сделать это нужно было значительно раньше, чем в подростковом возрасте. Ко всему родители все-таки сами должны испытывать интерес к чтению. Часто ведь от детей требуют того, чего сами родители никогда не делали. Самое главное важно знать, чем живет подросток. А зачастую, увы, не знают и того, а чем он так увлечен в этом самом гаджете.

Без искреннего желания знать своего ребенка, мне кажется, ничего не получится. Если вы тонко дадите ребенку понять, что в книгах находятся ответы на те вопросы, которые его мучают, он сам отложит телефон и возьмется читать. Нужно вовремя суметь дать ребенку нужную книгу, как иногда говорят, вовремя подсунуть ее. Дайте мальчишке "Над пропастью во ржи" Сэлинджера, пусть прочтет хоть пару абзацев, и он постепенно поймет, что 16-летний Холден точно так же учится выстраивать отношения со сверстниками, так же страдает из-за первой любви, пытается понять, почему мир так не справедлив. И не верю, что книга не зацепит его.

Конечно, многое зависит и от педагога. Сегодня литература в школе часто преподается так, как будто наша задача подготовить юного филолога. Дать ему все знания от "Слова о полку Игореве" до современных авторов. Произведения дидактично препарируются, так что становится невыносимо скучно, а на самом деле задача литературы в школе — пробудить интерес к чтению, показать какое это богатство — книги. Не случайно многие читают книги два раза: сначала в школе, когда надо сдавать экзамены, а потом во взрослой жизни открывают их для себя заново.