Какого уровня коллективного иммунитета мы достигли

0
7

Какого уровня коллективного иммунитета мы достигли

Сегодня в некоторых регионах страны уровень вакцинации от COVID-19 составляет уже больше 50 процентов от планов, при этом не меньшее число людей переболело. Казалось бы, мы уже давно должны достигнуть планки коллективного иммунитета, необходимой, чтобы противостоять коронавирусу. Но заболеваемость повсеместно растет, как и смертность. В чем причина? Какого уровня коллективного иммунитета мы на самом деле достигли? Об этом — наше интервью с доктором медицинских наук, главным внештатным специалистом Минздрава России по медицинской профилактике в УрФО Сергеем Токаревым. Сергей Александрович, возьмем для примера Ямал. Там сегодня привито уже 175 тысяч человек, свыше 50 тысяч переболели, примерно столько же перенесли COVID-19 бессимптомно. И это при том, что население всего региона чуть больше 500 тысяч. Казалось бы, если подсчитать методом простого арифметического сложения, коллективный иммунитет должен быть у 80 процентов взрослых жителей региона. А заболеваемость за месяц там снова выросла на 10 процентов. В чем причина?

Сергей Токарев: Не нужно возлагать избыточных надежд на коллективный иммунитет. Все дело в том, что ни прививка, ни перенесенное заболевание не дают никому пожизненной стопроцентной защиты от коронавируса.

Сегодня ученые мира пришли к однозначному выводу: через три месяца после прививки или болезни титр защитных антител уменьшается примерно в три раза, а через полгода — в десять раз.Есть на этот счет несколько крупных исследований. В Израиле, например, обследовали около восьми тысяч человек (а это довольно большая выборка) и выяснили, что через шесть месяцев защита организма находится уже на минимальном уровне.

Вакцинация и в мире, и в нашей стране началась около года назад. И сейчас мы можем говорить об истощении приобретенного иммунитета. Идет снижение титра у тех, кто привился более полугода назад. Сейчас нам нужно вакцинировать уже повторно тех, кто переболел и поставил прививку раньше этого срока. Пока в нашей стране повторно вакцинировались всего два миллиона человек. А еще десятки миллионов не прошли и первую часть вакцинации. Стоит ли удивляться, что заболеваемость и смертность растет?

Если бы мы полгода назад привили всех за довольно короткое время, а сегодня начали активно вакцинировать повторно, вот тогда мы бы могли говорить о мощной защите и действительно высоком уровне коллективного иммунитета. А пока корректнее говорить только о доле иммунизированных. Линия защиты от COVID-19 пока такая, как если мы бы выступили с вилами и граблями против пушек и танков, причем без защитных касок, то есть — респираторов и масок.

В Сингапуре привито больше 85 процентов населения. Но заболеваемость растет и там.

Сергей Токарев: Вот и пример Сингапура доказывает, что титр антител со временем падает, нужно вакцинировать повторно. Кроме того, давайте все-таки не будем приписывать вакцине чудодейственные свойства и полагаться на ее сверхвозможности. К сожалению, некоторые привитые забывают про меры предосторожности, не носят маски, забывают о дистанции. Нужно помнить, что прививка защищает от тяжелого течения болезни и летального исхода, но не может служить защитой от заражения. Привитые могут попадать в стационары, но они крайне редко умирают — вот что важно. Подсчитано, что если бы у нас сегодня был такой же уровень вакцинации, как в Израиле, то суточная смертность была бы не выше 100-150 человек, а не ближе к 1000, как сейчас.

Получается, мы даже приблизительно не сможем сказать, какой сейчас уровень коллективного иммунитета?

Сергей Токарев: Эти рассуждения сейчас абсолютно бесполезны. Выяснить это можно, только если провести тотальный скрининг антител у всего населения. Но, во-первых, это очень дорогостоящее исследование. А во-вторых, на пике волны не имеющее большого смысла, потому что число больных постоянно меняется. Сейчас человек здоров, а уже через несколько часов может заболеть. Соответственно и показатели исследования будут действительны очень короткое время.

Насколько повлиял на уровень заболеваемости штамм "дельта"?

Сергей Токарев: Это тот штамм, который изобретательнее всего уходит от иммунного ответа и быстрее распространяется.Соответственно, чтобы с ним справиться, нужен изначально более высокий титр антител и жесткие меры профилактики: ограничение вплоть до полного запрета массовых мероприятий, строгое соблюдение масочного режима и дистанцирования. Этого всего просто нет, поэтому рост заболеваемости не должен удивлять.

А как же клеточная память, о которой так много говорили ученые?

Сергей Токарев: Она работает, но не успевает за репликацией, размножением этого штамма вируса. Пока наши клетки памяти наработают необходимый титр антител, дело может зайти слишком далеко. Именно поэтому и нужно встречать врага с поднятым мечом и опущенным забралом. То есть привитыми, и в маске или респираторе.

Некоторые регионы, Ямал, например, еще несколько месяцев назад объявили себя covid-free зонами. Запретили на территорию въезд без прививки или отрицательного теста. Это принесло положительный эффект? Стоит распространить опыт на другие регионы?

Сергей Токарев: Безусловно, а кроме того, на Ямале чуть ли не с начала пандемии стали делать ПЦР-тесты всем с ОРВИ и гриппом. Сегодня этот регион — лидер в России по тестированию, там сделали уже два миллиона тестов, то есть по сути — уже по четыре теста на каждого жителя. Это позволяет не только выявлять зараженных на максимально ранних сроках, но и оперативно начинать их лечить. Сейчас в Москве приняли аналогичное решение, и это абсолютно правильно, потому что "дельта" умело маскируется под сезонные простуды.

К слову, обратите внимание, в некоторых регионах довольно низкий уровень заболеваемости, но высокая смертность. Как правило, это говорит о том, что просто мало диагностируют и не выявляют зараженных. Но люди все равно погибают от коронавируса.

В Свердловской области вводят QR-коды. Рестораторы, владельцы фитнес-центров взмолились — "не уничтожайте бизнес!". Можно ли найти тот баланс, чтобы и экономику не губить, и с COVID-19 бороться?

Сергей Токарев: Знаете, мне только что прислали фото очереди возле прививочных пунктов в Калининграде, в этом городе тоже недавно ввели QR-коды. Еще пару недель назад у прививочных пунктов была пустота, однако появилась мотивация — люди пошли прививаться. Альтернативой этому может быть только локдаун с жесткими нефармацевтическими мерами, больше пока ничего не придумали. Вывод: будем массово прививаться и соблюдать меры профилактики — меньше будут страдать фитнес-центры, кафе и прочий бизнес.

К слову, точно так же летом многих мотивировала поставить прививку возможность поехать отдыхать за границу.

Газовики Нового Уренгоя, где введены особо строгие меры, запрещен въезд без вакцинации, говорят: а может быть для того, чтобы стимулировать людей ставить прививки, вводить послабления для тех регионов, отдельных муниципалитетов, в которых добились высокого уровня вакцинации? Например, хотя бы разрешить ходить в спортзал.

Сергей Токарев: В данном случае это решение местных властей, а они исходят из ситуации на месте. Минздрав тут не может вмешиваться и диктовать свои условия. Хотя посещать спортзалы при регулярном проветривании и контроле качества воздуха, при условии распределения по времени всех желающих,думаю, разрешать можно, но когда заболеваемость пойдет на спад.

Знаете, мне приходилось общаться с одним из руководителей предприятий, он с гордостью подсчитал, что коллективный иммунитет у работников почти 100 процентов, и исходя из этой логики, все они должны жить чуть ли не вечно. Но ситуация меняется, вычтите из них, кто болел и привился полгода назад, и будет ясно: эти цифры не должны внушать чрезмерных надежд.

Иногда звучат предложения делать прививку раз в три месяца, для надежности

Сергей Токарев: Это уже перебор. В таком случае может возникнуть истощение иммунной системы — явление периферической толерантности В-клеток, что тоже опасно.

Оптимальный срок при складывающейся сегодня ситуации — полгода. И наш Минздрав попал в точку, определяя именно такой временной промежуток между прививками. Сейчас появились результаты исследований, в которых ученые и в других странах мира подтверждают этот срок. Все еще надеюсь, что когда-то мы придем к практически нулевой заболеваемости и смертности, и тогда можно будет ставить прививки от коронавируса не чаще раза в год.