Как байкаловедение помогает понять принципы выживания человека на планете

0
13

Как байкаловедение помогает понять принципы выживания человека на планете

Вот уже почти 20 лет в иркутских школах пяти- и шестиклассники изучают особый предмет — байкаловедение. В этом году вышел новый учебник — «Экология Байкала» для седьмого класса. Зачем школьникам изучать озеро? Как курс помогает бороться с мифами о Байкале? И почему экологическое воспитание сегодня актуально как никогда — на эти и другие вопросы корреспондента «РГ» ответила Елена Кузеванова, одна из авторов курса и учебного пособия, руководитель экологического образовательного центра Байкальского музея Иркутского научного центра.

Как байкаловедение помогает понять принципы выживания человека на планете

Елена Николаевна, кому и как пришла в голову идея ввести такой предмет в школьную программу?

Елена Кузеванова: Идею предложили сами учителя еще в конце 1990-х годов.

Тогда в Иркутской области действовал проект ТАСИС (программа, разработанная Евросоюзом для государств Восточной Европы для развития экономических и политических связей. — Прим. ред.), связанный со сбором и распространением экологической информации о Байкале. Проект объединил ученых, учителей, активистов-общественников. Мы создавали базу данных об актуальном состоянии озера и излагали ее понятным обычным людям языком.

В те годы интерес к экологии был чрезвычайно высок — еще оставались в памяти события 1988 года, когда удалось отменить проект переброса стоков БЦБК в Иркут. Напомню, что в 1996 году Байкал вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, обсуждался проект специального закона об охране озера. В то же время научно-популярной литературы об озере практически не было, за исключением книги Григория Галазия "Байкал в вопросах и ответах". Научные статьи были сложны для широкого круга читателей, да и данные часто противоречили друг другу. Да что говорить, до конца 90-х не было даже единых стандартов оценки загрязнения воды, воздуха, почвы: у государственных ведомств были свои методы и средства для таких измерений, у НИИ — свои. Результаты расходились порой в десятки раз. И региональные власти занимались тем, что приводили это все к единому знаменателю и создавали Единую систему регионального мониторинга окружающей среды.

И учителя попросили разработать для них учебную программу, где были бы сведения не только об истории, но и об актуальном состоянии озера. Так появилась сначала учебная пр грамма, а к ней уже и учебник.

У вас были какие-то ориентиры? Или пришлось создавать все с нуля?

Елена Кузеванова: Нам помогли американские коллеги. В 2002 году мы с коллегой поехали от учительской ассоциации "Байкал Экосеть" в США, чтобы познакомиться с проблемами Великих озер, — там прошли через те же проблемы за 50-60 лет до нас. Американские учителя показали нам свои просветительские и образовательные проекты. И мы прямо там начали писать свою программу. Уже дома изучили российские методические разработки по биологии, географии — нам ведь нужно было не только написать курс, но и встроиться в существующий процесс образования, — привлекли ученых Лимнологического института, методистов, педагогов…

Сначала программа была рассчитана на пятый класс. Начиная с третьей редакции — на пятый-шестой. А новая программа — это уже курс на три года — 5, 6, 7-й классы. Мы по рекомендации Института развития образования вынесли экологические аспекты в отдельный учебник.

Вы сказали, что запрос был от учителей. А зачем лишний курс школьникам?

Елена Кузеванова: Во-первых, Байкал — это уникальное природное явление, которое нужно беречь. Этого требуют от нас и мировое сообщество, и закон, и просто здравый смысл. А чтобы беречь, надо знать, как действовать, какие должны быть правила, нормы поведения, хозяйственной деятельности, чтобы сохранить окружающую среду.

На нас с вами — журналистах, ученых, учителях — лежит большая ответственность: вырастим мы будущие поколения созидателями или разрушителями

Во-вторых, на примере Байкала мы даем понимание глобальных законов природы и того, как нам вписываться в эти законы, — не ради каких-то высоких идеалов, а прежде всего для выживания. Ведь в прошлом планеты были такие потрясения, рядом с которыми нынешние экологические проблемы незначительны. Были периоды, когда гибло до 90 процентов всего живого на Земле. И жизнь все равно возрождалась, только в других формах. Вот и наш вид может погибнуть, если зайдет слишком далеко и радикально изменит существующую среду. Вопросы экологии сегодня выходят на первый план, и соответствующие знания необходимы.

Сегодня вокруг Байкала сформировалась масса мифов-ужастиков: "Байкал мелеет", "превращается в болото", "памятник убитой природе"… Людей пугает пыльца на поверхности воды, сезонное цветение водорослей — они снимают ролики о том, что Байкал погибает. Откуда эти мифы берутся? И как бороться с ними?

Елена Кузеванова: Мифы были всегда — так люди реагируют на что-то непонятное. Миф — это интерпретация. Отсутствие фундаментального образования, непонимание природных процессов и нехватка точной информации приводят к тому, что человек пытается подтвердить свою гипотезу или представление о чем-то, трактуя факты так, как ему удобно или как он умеет.

И "алармистские" байки о Байкале появились не сегодня. Еще в начале 2000-х в США мне показывали американский учебник по мировой географии, где два параграфа было отведено Байкалу. И что, вы думаете, там было? "Байкал загрязнен построенными на его берегах промышленными предприятиями настолько, что загрязненные воды простираются далеко на север и местные гостиницы не могут использовать байкальскую воду для питьевых целей. Омуль истреблен почти до исчезновения. Байкальская нерпа тоже погибает". Словом, все пропало… Напомню, тогда на Байкале работало одно-единственное промышленное предприятие — БЦБК. И была одна гостиница — "Интурист" в Листвянке на 120 человек. Никакого массового туризма не было и в помине, на озеро приезжало от силы 50 тысяч человек в год (сегодня — почти 2 миллиона), а в прибрежных населенных пунктах жили еще 120 тысяч. И омуль себя чувствовал прекрасно.

Бороться с мифами можно только одним способом — научными фактами. На фактах построены наши учебники. Мы учим детей обращаться к научным первоисточникам. Это тот навык, который сегодня крайне необходим.

Экологию давно убрали из школьной программы как отдельный предмет — растворили в биологии, в географии. На ваш взгляд, не страдает ли от этого экологическая культура?

Елена Кузеванова: Культура, в том числе экологическая, — это определенные традиции, которые формируются на основе воспитания определенных привычек, навыков и компетенций. В основе всего — знания. Все вместе создает мировоззрение — картину мира. Очень многое подростки черпают в настоящее время из интернета. Поэтому на нас с вами — журналистах, ученых, учителях, каждый из которых вносит свой вклад в эту картину мира, лежит большая ответственность — вырастим мы будущие поколения созидателями или разрушителями. Экологическая наука уже давно вышла за рамки биологии.

Сегодня перед населением Земли встала проблема конечности ресурсов, жизненно необходимых для нас, — чистого воздуха, чистой воды, земли. Поэтому, мне кажется, не только в Байкальском регионе нужен курс по байкаловедению, но и в других регионах страны крайне необходимы регионально-краеведческие курсы, которые будут формировать системное представление о законах природы и понимание, что их игнорирование приводит к уничтожению среды обитания человека, а значит, и его самого. Это надо помнить и учиться содержать Землю в чистоте и порядке.