Химреактивные реки: Вода на Урале стала небезопасной из-за засухи

0
10

Химреактивные реки: Вода на Урале стала небезопасной из-за засухи

Засушливое лето привело к сильному обмелению большинства рек УрФО, некоторых водохранилищ, обострило проблемы питьевого и хозяйственного водоснабжения ряда городов и поселков. При длительном понижении уровня воды концентрация вредных веществ в ней существенно растет, увеличивается иловая масса, потому и с очисткой больше хлопот. Климатологи не сомневаются в том, что «сухие» летние сезоны будут учащаться. Каков уровень угроз и как с ними справляться? Истощилась поильная чаша столицы Урала — Волчихинское водохранилище. В сентябре Екатеринбургу пришлось "подключиться" к Нязепетровскому водохранилищу, находящемуся на территории другого региона — Челябинской области. Если осень окажется скудна на дожди, а пока прогноз именно такой, до весны перекачка обойдется не в одну сотню миллионов рублей.

Уральское управление по гидрометеорологии перечислило 16 больших и малых рек федерального округа, которые, включая притоки (пусть и не на всей протяженности), нынче бедствовали. Кое-где уровень воды подошел к рекордно низким за всю историю наблюдений показателям. Вот и Тура, служащая основным источником водоснабжения Тюмени, где проживает сейчас около 820 тысяч человек, местами обмелела настолько, что перейти ее вброд не составляло труда. О судоходстве говорить не приходится.

Нужен тотальный контроль за состоянием речных артерий — широкая сеть лабораторий. Ну и, конечно, не обойтись без больших капиталовложений в очистку бытовых и хозяйственных стоков

В разгар лета о Туре тюменцы говорили ежедневно — не без тревоги и раздражения, поскольку в тысячах квартир из кранов шла вода с отвратительным запахом. Поставщик ссылался на то, что в период маловодья произошли залповые сбросы выше по течению — на гидроэлектростанции в Свердловской области, они подняли часть донных отложений, сильно взмутив воду, а фильтровальная система очистных не сумела справиться с резко возросшим потоком органики. Не было сбросов, категорически заявили эксплуатанты ГЭС, да и, мол, искать причину специфического амбре на станции, находящейся за полтысячи километров от Тюмени, в принципе безосновательно. Несколько странный диалог между хозяйствующими субъектами: есть же гидропосты, только на их данные никто не сослался.

Наверное, резонно предложение тюменского губернатора Александра Моора смонтировать в определенной точке выше по течению пункт контрольного забора воды для экспресс-анализа химического состава, объема механических взвесей, дабы в "мутных" случаях, подобных описанному, вовремя переключить систему очистных сооружений на работу с критически загрязненным источником. С летней проблемой удалось справиться за счет усиления угольной фильтрации и некоторых технологических усовершенствований. Но такого рода проблема возникает не впервые. В начале прошлого десятилетия, когда Тура катастрофически обмелела (она находилась в финальной фазе природного цикла маловодья), всерьез обсуждалась перспектива прокладки к Тюмени и близлежащим районам трубопровода от Иртыша. Тогда же родилась идея полного перехода города на питьевое водоснабжение из артезианских источников, затем документально закрепленная в концессионном соглашении о капитальной реконструкции всех объектов водоканала. Спровоцировал принятие проекта в том числе крайне неприятный запах, исходивший от водопроводной воды на исходе зимы, когда подледная Тура испытывала резкий дефицит кислорода при росте концентрации органики.

Однако бытующее представление о безупречной чистоте подземных озер — заблуждение. Артезианская вода, часто содержащая чрезмерно много железа, марганца, кремния, солей щелочноземельных металлов, нуждается в глубокой очистке для доведения ее до санитарных нормативов. Тюменские природные резервуары не исключение. Ну и 100-процентный переход на них небезопасен с точки зрения соблюдения стратегического баланса: случись что, большому городу откуда пить? Посему власти планы скорректировали, профиль речного водозабора не меняется, он в процессе капитальной модернизации, однако основная нагрузка придется уже на подземный — его долю доведут до 60 процентов.

— Разумная пропорция. И обратите внимание: объем речного забора за два последних десятилетия намного уменьшился, тогда как численность населения Тюмени увеличилась на 60 процентов. Это благодаря сокращению потерь в водопроводах и повсеместному монтажу счетчиков — люди попусту не льют, экономят. Но вопрос загрязнения речных артерий по-прежнему злободневен. Нужен тотальный контроль за их состоянием — широкая сеть независимых вневедомственных лабораторий. Ну и, конечно, не обойтись без больших капиталовложений в очистку бытовых и хозяйственных стоков. Тура грязна. Что сделано в этом веке на территории Свердловской и Тюменской областей для улучшения ее "химии"? Давайте обсудим, если есть кому что сказать. Вот когда-то русло Туры в границах муниципалитета хотели почистить, что очень важно, только дальше слов дело не пошло, — высказывает свою позицию председатель группы экологического контроля Общественной палаты Тюменской области Альберт Фахрутдинов.

Нынешнее мелководье, которое может повториться в самом ближайшем будущем, привело к концентрации в Туре болотистых выделений и всяческих нежелательных элементов из таблицы Менделеева, констатирует кандидат биологических наук Сергей Артеменко. Наталья Кузнецова, долгие годы проработавшая во Всероссийском НИИ "Союзгипроводхоз", Нижне-Обском бассейновом водном управлении, говорит о значимости сохранения лесов в зоне речного водосбора: они удлиняют сроки таяния снега весной, срезают пик паводка, увеличивают долю летнего стока. Вместе с тем, замечает она, низкий уровень Туры с 1923-го по 2021 год фиксировался 17 раз. Природные циклы не учитывать глупо. Однако человек не должен усугублять последствия обмелений.

И мы в состоянии загаженным рекам вернуть экологическое здоровье, как немцам удалось вернуть лосося в Рейн — некогда европейскую промышленную клоаку, убеждены ученые Института водных проблем РАН. Примерно наполовину отечественные реки загрязняют "стихийные" поверхностные стоки, нет автоматизированной системы контроля качества сточных вод. Это, пожалуй, сегодня главная проблема. Негативно сказывается на ситуации отсутствие единой федеральной структуры, следящей за состоянием водного бассейна, его охраной. Полномочия распределены между Росприроднадзором, Росгидрометом, Росводоресурсами.

Между тем

В недавно обнародованном минприроды докладе о состоянии окружающей среды в 2020 году многие уральские и сибирские реки мы опять видим в "черном" списке. Бассейн Оби на 70 процентах створов признан грязным. Приполярный Полуй, один из ее притоков, протекающий через Салехард, показал рекордное содержание марганца и железа — до 38-39 ПДК. На территории Югры в Иртыше эти же элементы зашкаливали, а также медь и цинк. Печальные показатели у Миасса, Пышмы. Исеть в окрестностях Екатеринбурга — "экстремально грязная". В Чусовой близ Первоуральска обнаружен марганец в количестве 71 ПДК.