Хабаровчанка открыла мастерскую колясок для собак-инвалидов

0
7

Хабаровчанка открыла мастерскую колясок для собак-инвалидов

Когда домашний питомец тяжело болен или травмирован, хозяину часто приходится принимать неимоверно трудное решение — усыпить. И потом горевать долгие годы. Некоторые люди поступают иначе — используя любые возможности, делают все, чтобы облегчить жизнь четвероногому любимцу и продлить ее, насколько можно.

Хабаровчанка открыла мастерскую колясок для собак-инвалидов

— Год назад в соцсетях мне попалось объявление о сборе средств для собаки-инвалида, которая после ДТП оказалась в одном из частных хабаровских приютов. Все советовали усыпить бедняжку, но хозяйка приюта, у которой на попечении были и другие животные, на­отрез отказалась. Стала возить Белку — так зовут собаку — по ветеринарным клиникам, лечить. Я задумалась, чем же им помочь? Может сделать инвалидную коляску? — вспоминает хабаровчанка Лусине Коджабашян.

В интернете она наткнулась на приемлемый, как ей показалось, вариант — изготовить средство передвижения на основе полипропиленовых водопроводных труб, которые сегодня широко используются в ЖКХ. Материал доступный и, главное, недорогой.

Сказано — сделано. На свои деньги она купила специальный паяльник. Готовую коляску забрали, и на этом история вроде бы закончилась. Обратной связи не было, но Лусине не огорчилась.

— Я решила заняться колясками для животных основательно. И здесь свою роль сыграло сарафанное радио. Узнав, что у меня есть такой опыт, люди начали обращаться, делать заказы, — говорит хабаровчанка, открывшая первую на Дальнем Востоке домашнюю мастерскую по производству колясок для собак-инвалидов.

Лусине не стала копировать увиденное на фото и видео в интернете. С коллегами по ремеслу тоже не общалась. Зачем? Сама разобралась. Делала все по-своему, переосмысливая чужой опыт, внося улучшения, придумывая новое.

На коленке паяла полипропиленовые трубы для каркаса колясок. Этот материал, кстати, ошибок не прощает. Застывая, схватывается намертво, поэтому порой приходилось бросать бракованное изделие, начинать все с ноля.

— А потом я… забеременела. Паять стало тяжело. Делегировала это дело знакомому мастеру, который справляется с ним даже лучше меня — и ровнее сделает, и быстрее, — смеется Лусине. — Я разрабатываю схему исходя из размеров животного, подбираю материал и отдаю эскиз в работу.

Еще один сотрудник — швея, которая из ткани изготавливает подвесную часть. Лусине придумала, как для этой детали приспособить стандартную шлейку, а с помощью флисовых вставок сделать поддержку удобной, максимально комфортной и регулируемой за счет "липучек". Кстати, очень помогает хабаровчанке высшее медицинское образование.

— Главный принцип — чтобы все было физиологично. Например, мы делали для больной кошки ходунки. Шансов, что она в них пойдет, не было. Но в чем реальная польза? В том, что тело животного, позвоночник, с помощью этого устройства принимают правильное физиологическое положение. Часто из-за болезни или травмы оно скручивается на сторону, деформируется, при этом страдают внутренние органы. Хорошая подвеска помогает добиться правильного положения больных лап или, например, избежать пролежней, — рассказывает Лусине.

Некоторые животные на первой же примерке интуитивно понимают, какую свободу дает "упряжка", и несутся во весь опор, снова радуясь бегу

Интересно, что порой коляска становится своеобразным тренажером. Смысл не только в том, чтобы приподнять обездвиженные лапы кошки или собаки. Можно так настроить подвеску, чтобы они касались пола. И тогда животное попытается переставлять конечности самостоятельно или с помощью хозяина. Такие тренировки — первый шаг к успеху.

Кстати, реакция на коляску у собак разная. Некоторые долго привыкают, но есть и такие, кто на первой же примерке интуитивно понимает, какую свободу дает "упряжка", и несутся во весь опор, снова радуясь бегу.

— Собаки очень хорошо реагируют на комплексное лечение — массаж, упражнения. А если у животного есть куратор из добровольцев-зоозащитников, который проследит, чтобы все назначенное врачом выполнялось, то результат точно будет. Некоторым людям трудно привыкнуть к тому, что собака или кошка стала инвалидом. Кураторы помогают, учат обращению с больным животным, ведь это почти всегда проблема для человека, — говорит Лусине.

В ряды хабаровских зоозащитников она попала на втором курсе Хабаровского государственного медицинского университета. Подобрала однажды на улице котенка и довольно легко пристроила в семью. Начала собирать "потеряшек" по улицам и подъездам. Потом познакомилась с зооактивистами, волонтерами. Стала участвовать в акциях и мероприятиях между учебой в вузе и работой.

Сколько собак и кошек прошли через ее руки, она уже и не вспомнит — как-то раз в квартире было больше дюжины лохматых постояльцев. Один, кстати, так и остался здесь — это кот Бонифаций, который живет с хозяйкой шесть лет.

— В основном приходится работать с животными, которые попали под колеса автомобиля или стали жертвами людской жестокости, — говорит Лусине. — Впрочем, бывают и другие случаи -мужчина на всякий случай заказал приспособление для своего лабрадора, страдающего артрозом.

Для таких крупных собак требуется коляска из 32-миллиметровой трубы, которая выдержит вес животного. А обычно используется 25-миллиметровая. Пробовала Люсине применить алюминиевый профиль, но работа с ним трудоемкая, занимает гораздо больше времени. Кстати, на одну коляску с учетом нескольких примерок в среднем уходит две недели и стоит она около восьми тысяч рублей.

Тем временем

Сегодня в маленькой мастерской Лусине Коджабашян делают не только коляски и ходунки для животных, но и мешки-ползунки, поддерживающие шлейки и попонки. Последние напоминают сумку, в которой можно нести больную собаку или кошку, не опасаясь причинить ей вред.

— Мечтаю освоить 3D-печать, — говорит хабаровчанка. — Хочу заняться протезированием конечностей животных. Однажды попробовала изготовить коленный ортез для собаки. Быстро поняла, что нужен 3D-принтер, без него тяжело добиться задуманного. Для ортопедических изделий требуются особые детали. Я уверена — у нас все получится.